славян и индоевропейских народов

Джарви

«— Магистр Джарви! Магистр Джарви!

Спустя несколько мгновений в дверях показалась длинная и важная физиономия королевского медика.  Он поклонился и вопросительно взглянул на короля.

 — Нет, не мы — принцесса Мелисента, — проговорил король нетерпеливо, — Страдает видениями… вздорные выдумки. Говорит, будто отправила карлика Грумета искать какого-то типа, которого на самом деле не существует. Наверно, приступ чего-нибудь этакого…

— Отец, я совершенно здорова…

— Вздор! — Ваше высочество, — сказал Джарви, приближаясь, — осмелюсь заметить: хоть сколько-нибудь уверенно обратиться к опытному медику с таким заявлением, как ваше, могут весьма немногие. Готов согласиться, что вы чувствуете себя совершенно здоровой. Но быть совершенно здоровой и чувствовать себя здоровой — далеко не одно и то же». (Дж. Б. Пристли, «31 июня»)


Я уже неоднократно обращался к феномену мифологического мышления в прежних работах (Гаврилов, 2004; Гаврилов, 2006; Гаврилов, 2007). Читатели «Аномалии» легко найдут эти тексты в сети. Как мы отмечали со Станиславом Ермаковым в одной из недавних наших книг, вдумчивые исследователи традиционных воззрений хорошо знают об особости мифологического мышления, «и о ней же редко, увы, вспоминают (или предпочитают не замечать) многие, кто ищет ”точное местонахождение” любого сказочного и мифологического объекта. Когда складывалась речь, а предки современного человечества “давали всему имена” (или, если хотите, озвучивали их), мир был другим (и, давая имена, человек тот мир, разумеется, менял). Мы не рискнём утверждать, будто в нём действовали иные физические законы, но люди видели, воспринимали и, соответственно, описывали Вселенную совершенно иначе, нежели видим, воспринимаем и описываем её мы с вами сегодня» (Гаврилов, Ермаков, 2011).

Я оставлю в стороне вопрос, почему «редко вспоминают» или делают вид, что не заметили, хотя интерес этих неглупых людей мне, например, видится весьма меркантильным. Но хотелось бы обратить внимание если не адептов «точного местонахождения» лампы Алладина или философского камня, то хотя бы неофитов, жаждущих посвящения: будучи детьми индустриального и возможными свидетелями постиндустриального общества, вы, «поисковики», бесконечно далеки от того традиционного миропонимания, кое было присуще предкам. И, быть может, не зная броду, в эту воду не стоило бы залезать и вовсе!?

Вам хочется тайны? Вам хочется сакральности? Но не кажется ли вам, что в своих деяниях иной раз вы уподобляетесь землянам, вторгающимся со своими чуждыми понятиями в гармоничный природный мир Пандоры?

Особенно радуют карты загадочных мест Подмосковья с обозначением если не точного места посадки отдельной летающей посуды, то конкретного ареала обитания лешего. Понятно, что не верящий «ни в чох, ни в сон» следопыт, искатель реликтового примата, совершенно не представляет себе мир, наполненный «иным народом» — духами, живущими в ручейках и реках, холмах и полях, лесах и самом воздухе, мир, каким его видел и видит последователь и носитель языческого мировоззрения.

Нисколько не удивлюсь, если в прагматичном XXI веке всероссийская охота «за пришельцами», йети, человеками-мотыльками или ещё какой живностью превратится в такой же бизнес, как ранее на загнивающем Западе стала прибыльным делом водоплавающая Несси. И, увы, боюсь, не найдётся на иного пройдоху Диммока или беспринципного Планкета честного короля Мелиота с магистром Мальгримом, чтобы обратить первого в винтохвостого дракона, а второго — в Красного рыцаря. Неплохо было бы дать изыскателям испытать подлинной Традиции и мифологического мышления на собственной шкуре, чтобы не брались вторгаться со своими порядками, инструментами и технологиями в ту сферу, которая отродясь их культуре не принадлежит.

Беда ещё в том, что в своих стремлениях самоутвердиться на аномальном поприще такие энтузиасты наносят непоправимый вред действительным памятникам прошлого, реальным заповедным местам.

Вспоминается уже давний случай, заставивший меня ещё тогда всерьёз задуматься о пагубности вмешательства «кропотливых ручек» энтузиазистов в историко-культурный ландшафт — семинар небезызвестного «Космопоиска». «Выживание в условиях возможной глобальной катастрофы» в районе древнего городища Вышгород-на-Яхроме в июне 1999 года, когда в рамках этого чёртового мероприятия энтузиазисты вскрыли на северном берегу реки Яхрома культурный слой так называемой «Красной Поляны». Результат их творческого зуда я с коллегами по АГ «Северный ветер» наблюдал в том же 1999 году неделей позже, он пагубно сказывается там — на «Красной Поляне» — и поныне! Нанесён непоправимый вред историко-культурному ландшафту, который, кстати, является предметом нематериального культурного наследия (согласно известной Конвенции ЮНЕСКО).

«Поиски камней продолжались более 3 дней ( затем меньшим составом ещё 2 дня), найдено и частично раскопаны 1 камень на северном берегу р.Яхромы, 2 камня — на дне р.Комарихи, расколотый камень Лика Щербакова нашла на вершине холма напротив лагеря. Опрошены очевидцы в окружающих деревнях, сделаны попытки отыскать древнюю мраморную лестницу, древнюю мощеную дорогу, ушедшие под землю храм, город и старую усадьбу. Обследована аномальная поляна, сделаны незначительные раскопки в нескольких местах на поляне и в лесу…»[1]

И какое отношение семинар по выживанию имел и имеет к «святилищным камням», кои сии семинаристы искали по совместительству… Зачем?! Круто?! Прикольно?! Чтобы колбасило и плющило?! И какое моральное право они имели на раскопки (без открытого листа)? Да и есть ли дело руководителям «сотен» подобных «экспедиций» до научной истины вообще, или это только удобный повод для очередного гуру собрать себе пока ещё романтически настроенных и ничего не подозревающих молодых «выучеников»?

Источники, включая рассказы местных, надёжно указывали на южный берег реки в качестве места для разысканий, но лагерь горе-исследователей стоял на северном берегу — там копать было ближе. И это, наверное, общий стиль работы. Каков поп, таков и приход. «С сакральной точки зрения — это совершеннейший абсурд, — говорят наши коллеги по исследованию традиционной культуры. — Что, под священным камнем НЛО должно лежать, которое нужно выкопать и препарировать?! Если волею Богов встретилось тебе что-то волшебное, так — радуйся, зачем же уничтожать?».

Подробнее о трагедии городища «Вышгород-на-Яхроме» сообщалось в одном из выпусков «Аномалии» (Ермаков, 2009).

В Дании вот никому и в голову не приходит вскрыть до глубин замок Кронборг-Эльсинор, чтобы найти под ним спящего Ожье Датчанина (Хольгера Данске), в Ирландии никто ещё не перекопал вдоль и поперёк Дублин, дабы разбудить Финна Мак Кумала, в Британии — не вскрывал холм за холмом в поисках каменного приюта Мерлина или входа в Страну сидов, в Германии — не разрушил Нюрнберга, чтобы добыть тело Карла Великого… или иного Короля-под-Горой…

Из памятных бесчинств последних лет комплекс древних культовых камней — сейдов расположенный на горе Воттоваара в западной части Карелии, который, по свидетельству исследователей «получил широкую известность за счет нездорового мистического ажиотажа и сенсационных публикаций: здесь и аномальная зона, место силы, остатки циклопических сооружений, НЛО и прочий стандартный набор «тайн и загадок Земли». К сожалению комплекс сейдов за прошедшее время пережил нелегкие испытания — часть сейдов была уничтожена при вырубке леса, некоторые сброшены несознательными местными жителями и туристами, кроме того появились «сейды-новоделы»(в т.ч. «фаллический камень») сделанные мистически озабоченными гражданами (в отличии от древних шаманов нынешние мистики не обладают навыками мегалитостроения и не в состоянии двигать валуны, вес которых намного превышает их собственный, сейды-новоделы выглядят маленькими карикатурами на настоящие величественные древние культовые камни), естественный дефект на одном из камней в амфитеатре был кем-то заботливо залатан цементом. В настоящее время идет проработка коммерческой эксплуатации памятника некоторыми «учеными», разнообразными экстрасенсами и тур.фирмами организующими поездки «на загадочную Смерть-гору»[2].

Кстати, ни от одной подобной описанной выше группы деятелей годами не видно ни одного грамотного и беспристрастного отчёта по так называемым «исследованиям», кроме комбинированных (постановочных) комиксов на телевидении. Помнится, много было шуму вокруг озера Смердячее в Мещере, но снова пшик, одни лишь рассказы и разговоры в Интернете…

Руководители, как небезызвестные статуи Ильича, с уверенным выражением лица обозначают который год верное направление, этим направлением затем идут и идут товарищи… И уходят, всё дальше и дальше этой дорогой, как от науки с её методологией поиска и осмысления результатов эксперимента, так и от понимания и признания ценности традиционной культуры, то есть и мифа.

В минувшем 2011 году по роду работы мне довелось побывать в трёх технических Университетах в разных уголках России и протестировать в общей сложности более тысячи студентов старших курсов и молодых специалистов на эффективность и неординарность мышления. В качестве одного из любымых тестов выступала старая философская, я бы сказал, основополагающая задачка, опубликованная как-то Генрихом Альтовым в статье «Вектор фантазии» в 1973 году. Я с точностью до описанного сорок лет назад во всех трёх городах в 2011 году наблюдал одно и то же. Дочитайте до конца, и вы поймёте, к чему я привожу этот текст. Ситуация своего рода мифологическая просто, миф осовременен, но суть от этого не меняется.

Для удобства и предельной абстракции действие перенесено на Луну:

«Космонавты обнаруживают на Луне два десятка черных ящиков. С виду это самые обычные ящики. Наподобие посылочных. Но совершенно гладкие, без намека на крышку, шов или замочную скважину…

Лента магнитофона. Запись сделана в группе новичков (Д.Г.: разговаривает dедущий семинара по развитию эффективного мышления и рядовые его участники):

— И что от нас требуется?

— Не знаю. Я описал вам ситуацию. Поставьте себя на место космонавтов, нашедших эти ящики. И сами решайте, что делать.

— Непонятно, в чем задача… Ну взяли один ящик и отнесли на базу.

— Взяли? Так вот, когда вы его взяли, он сразу рассыпался.

— Как это… рассыпался?

— Очень просто. Рассыпался в порошок, а порошок тут же превратился в газ — и все.

— Возьмем другой ящик.

— Другой ящик тоже рассыпался, превратился в газ, исчез.

— А почему?

— Это ваше дело — знать почему.

— Возьмем еше один ящик, пусть рассыпается, но мы соберем газ и исследуем.

— Исследовали. Восемьдесят процентов углекислого газа, двадцать процентов азота.

Могучий способ исследования: сожжем, например, книгу и по составу газа будем судить о ее содержании… Это не последняя ошибка. Группа будет уничтожать ящик за ящиком, постигая простую, но необходимую мораль: фантазией надо управлять…»

Это писал Генрих Альтов сорок лет назад, преследуя цели развития творческого изобретательского воображения… Но вобщем-то любая задача, любая зона, любое священное место — это чёрный ящик. И, казалось бы, если не знаешь устройства, что у него внутри, начни копаться — по информации на выходе сообразишь о содержиом «ларчика». Так думает подавляющее большинство, действие у них опережает мыслительный эксперимент. Так живут и работают годами энтузиазисты исследования Аномальщины.

«Еще одна лента. Запись, сделанная в группе, прошедшей первые этапы тренировки:

— В расположении ящиков нет закономерности?

— Нет.

— Хорошо. Тогда фотографируем ящики. Один ящик доставляем на базу.

— Ящик, который вы взяли, рассыпался.

— Как?

— Очень просто. Рассыпался в порошок, а порошок тут же превратился в газ — и все.

— Понятно… Глупо было тащить ящик. Инерция мысли. Сначала надо понять, что делать. С планетой, спрятанной под облаками, мы ничего не могли узнать без проб. А здесь и без проб можем узнать многое.

— Ну а все-таки: каковы ваши действия?

— Зачем вы нас подталкиваете к действиям? В этой задаче как раз не нужно действовать.

— Почему?

— Я хотел сказать: не надо спешить с действиями. Ящики пролежали сто миллионов лет. Что для них ешё год или десять лет? Мы должны сначала выработать обоснованную тактику — Как?

— Перевернем задачу. Поставим себя на место пришельцев. Мы оставляем ящики цивилизации, которая появится через сто миллионов лет. Как мы запрограммируем ящики? Прежде всего, они должны определить, что представляет собой цивилизация, обнаружившая ящики. А этого не сделаешь с одной зстречи. Ящикам придется долго присматриваться к разным людям, к обществу. Я бы сказал: им нужно пожить среди нас. Тогда они не ошибутся.

— Так что же вы предлагаете?

— Не трогать ящики. Пусть изучают нас. Яшики оставлены высокоразвитой цивилизацией. Ее представители еще сто миллионов лет назад совершали межзвездные перелеты. Такой цивилизации легче понять нас, чем нам понять ее.

— А яшики?

— Пусть лежат. Поняв нас, они сами что-то предпримут…»

Я облегчал задачу испытуемым, при неоднократных попытках искусственного освещения, фотографирования, облучения и массы прочих попыток «интеллектуального» приборного воздействия на это несомненное порождение более высокоразвитого интеллекта (ящики правильной формы, и ни один метеорит не сумел уничтожить ящики — хотя поверхность в кратерах и кратерочках, то есть они защищены от «разумного» воздействия) — ящики уничтожались. Лишь один раз прозвучало предложение «поговорить» с ящиками, а также установить с ними Контакт, соорудив рядом ящик совершенно такой же формы…

Какая, собственно, разница? Инопланетяне ли? Боги ли? Иные? Люди! Куда вы лезете в Иномирье, в миф со своими примитивными бездуховными инструментами?

И ещё одно соображение. Рациональное зерно есть в любом мифе, но это лишь центр кристаллизации, завязь. Действительные события в устах рассказчика обрастают массой довольно архетипических деталей по мере перехода от первого составителя к прочим соавторам в пространстве и во времени. Время мифа, мифологическое время отличается от нашего прежде всего тем, что оно лишено незначимых событий. В мифе действие спрессовано. Из десяти лет осады Трои Гомер и прочие авторы выделяют в сущности один — последний. Да и большую часть своих десятилетних странствий — семь лет — Одиссей провёл в объятиях Калипсо… Миф описывает зачастую не то, что было, а то, что может или не может случиться в будущем (вспомним тот же всё ещё не наставший Рагнарёк. Какое копьё Cудьбы искать изволите, когда оно — подлинник — в руке Всеотца-Одина c того самого времени, как его выковали?) Уже хотя бы поэтому миф не стоит принимать за чистую монету и понимать буквально.

Мне могут возразить, что в поисках НЛО…бррр… Трои-Илиона, Генрих Шлиман воспользовался строками знаменитых поэм. Но мало кто задумывается над тем, сколько вреда нанёс этот археолог-самоучка своими «раскопками», и сколько культурных слоёв он разворотил и снёс, в поисках той самой Трои Приама или дворца Агамемнона. И, кстати, знаменитое «золото Шлимана» оказалось куда старше эпохи, описанной великим слепцом.

Нетерпеливость и небрежность, буквальное понимание мифа, лишение его сакральной составляющей, как мы уже упомянули, отличает и нынешних энтузиазистов. Это Шлиману ещё повезло, что в основе гомеровского эпоса всё же лежали некоторые действительные исторические события. А как быть, ну, например, с мифологемой Мирового древа или той же Мировой горы? Ведь на полном серьёзе находятся люди, уверенные в возможности обнаружить сии артефакты, если не в целом, то в разобранном состоянии в отдельно взятых регионах планеты. А то, что любой камень под ногами и любая ветка над головой их части ничуть не менее подлинные — не задумываются, не понимают, знать не хотят.

Поэтому таким не то что никогда не попасть ни в Амбер, ни ко дворам Хаоса, образно выражаясь, таким — место только в самом дальнем и кривом Отражении!

Посмотрите в ясную ночь невооружённым глазом на небо, и вы увидите не три звёздочки, не пять звёздочек, а ствол и крону того самого неуловимого и недостижимого Древа, и утиное гнездо в ветвях (и ключ в утке). Если прищуриться — то можно углядеть и орла на самой вершине. И Одноглазого Висельника, то шагающего Млечным Путём, то скачущего на восьминогом Слейпнире…

10.02.2012

Литература:

Гаврилов, 2004 — Гаврилов Д.А. К вопросу об исследовании традиционной политеистической культуры // Schola-2004. Cборник научных статей философского факультета МГУ/ Под ред. И.Н. Яблокова, П.Н. Костылева/ Cост. А.В. Воробьев, П.Н. Костылева. — М.: Издательство «Социально-политическая мысль», 2004. –292 с., — С.96-102.

Гаврилов, 2006 — Гаврилов Д.А Введение в сравнительную мифологию. Особенности традиционной культуры/ Гаврилов Д.А. НордХейм. Курс сравнительной мифологии древних германцев и славян. — М.: Издательство «Социально-политическая мысль», 2006. –272 с., — С.6-23.

Гаврилов, 2007 — Гаврилов Д.А. Введение в сравнительную мифологию. Особенности традиционной (языческой) культуры // Общество как со-бытие: «система» и «жизненный мир»: коллективная монография. — Омск: СИБИТ, 2007. — С.7-26.

Гаврилов, Ермаков, 2011 — Гаврилов Д.А., Ермаков С.Э. Были и Небыли сказки. О необычном, обыденном и искусстве перехода между ними. — М.: Ганга, 2011, — 288 с., — С.185-187.

Ермаков, 2009 — Ермаков С. Изучая древние святилища // Аномалия. — 2009. — №3. — С.18-23.

(с) Д.А. Гаврилов, 2012

[1] Подробнее: travel-story.ru/news/detail.php?ID=1121

[2] Подробнее: nsmyslov.narod.ru/KARELIA/vottovaara.html

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *